Гарри Гаррисон. Рождение стальной крысы
  Но  он   вставал!   Полицейские
остановились на полпути, когда он вытянул вперед огромные руки и ухватился
ими за перегородку. Она скрипнула, когда он оперся на нее и приподнял свои
массивные формы, выпрямившись во  весь  рост.  Он  высоко  держал  голову,
отпустив перила и уронив руки. Пора! Я со всей  силы  надавил  на  кнопку.
Разрывы не были громкими. Но эффект  был  драматическим.  Они  выбили  два
болта, которые удерживали угол люка на  месте.  Под  неимоверной  тяжестью
Слона люк распахнулся, и он рухнул вниз словно бомба. Я мигом вскарабкался
по приставной лестнице, как только он упал позади меня, - успев все  же  в
последний момент взглянуть на зал суда на экране. Там  воцарилась  тишина,
когда он исчез из  поля  зрения.  Пружины  захлопнули  дверцу  люка,  и  я
втолкнул тяжелые стальные запирающие болты в отверстия под ними.  Все  это
произошло так быстро, что горизонтальная фигура Слона все еще подпрыгивала
вверх и вниз на брезенте,  когда  я  обернулся  и  посмотрел  на  него.  Я
спустился по лестнице к  нему  в  тот  момент,  когда  он  остановился  и,
взглянув на меня своими бесстрастными глазами, заговорил.
     - А, Джим, мой мальчик. Как приятно видеть тебя снова, - он ухватился
за мою протянутую руку, и я помог ему опуститься на пол. Над нами началось
столпотворение, раздавались крики и визг, которые были ясно слышны  сквозь
пол. Я позволил себе один  торжествующий  взгляд  на  экран,  на  судью  с
выпученными глазами, на суетящихся вокруг полицейских.
     - Очень впечатляюще, Джим, очень,  -  сказал  Слон,  тоже  восхищаясь
изображенной на экране сценой.
     - Направо! - скомандовал я. - Взгляни-ка на это, когда будешь снимать
свои одежды. У нас очень мало времени, потом все объясню.
     Он не колебался ни секунды  и  сдернул  с  себя  все,  прежде  чем  я
произнес последние слова.  Его  массивная  фигура  осталась  облаченной  в
довольно привлекательное белье пурпурного цвета. Он поднял  руки  по  моей
команде, и я, взобравшись  на  лестницу,  набросил  на  него  безразмерное
платье.
     - Вот пальто, - сказал я. - Надень  теперь  его.  Платье  доходит  до
земли, поэтому можно не переодевать туфли. Теперь большую шляпу, вот  так,
зеркало и губную помаду, пока я отпираю двери.
     Он сделал все так,  как  я  сказал,  не  проронив  ни  слова  в  знак
протеста. Слон исчез, и появилась леди поистине гигантских  размеров.  Над
ее головой раздавался стук и грохот, но она полностью игнорировала его.
     - Пойдем! - позвал я, и  он  засеменил  через  комнату  в  совершенно
женской манере. Я держал дверь  закрытой,  пока  он  не  подошел  ко  мне,
используя эти секунды для того, чтобы кое-что объяснить ему.
     - Они сейчас находятся где-нибудь на лестнице, ведущей в подвал -  но
они заблокированы. Мы пойдем по другому пути, - я натянул полицейский шлем
в соответствии с формой, которая была на мне. - Ты  заключенный  под  моим
арестом. Выходим - давай!
     Я взял его за руку, и  мы  повернули  налево  по  пыльному  коридору.
Позади нас слышался треск и крики из-за заблокированной лестничной клетки.
Мы поспешили дальше, в котельную, и через  нее  по  короткому  лестничному
пролету к тяжелой входной двери. С  обильно  смазанными  жиром  петлями  и
замочной скважиной. Она открылась от  одного  моего  прикосновения,  и  мы
шагнули из нее на дорожку аллеи.  Чуть  не  у  самой  спины  полицейского,
который стоял тут на страже. Он был один.  Изучение  обстановки  заняло  у
меня не больше мгновения. Узкая аллея была открыта в самом  конце.  Позади
нас был тупик. Люди - и спасение - были на улице, за спиной  полицейского.
Тут Слон споткнулся позади меня, и что-то  скрипнуло  у  него  под  ногой.
Полицейский повернул голову, чтобы посмотреть. Я  видел,  как  расширились
его глаза - так и должно было  случиться,  потому  что  леди  позади  меня
выглядела впечатляюще. Я воспользовался его отвлеченным вниманием, прыгнул
вперед и протянул руку, пытаясь удержать его голову в  том  же  повернутом
положении. Он схватил  меня  своими  сильными  руками  -  которые  тут  же
беспомощно повисли, как только я тонгозским приемом  заломил  ему  шею  на
сорок шесть градусов назад, и он потерял сознание.
Copyright © 2010 sflib.ru