Гарри Гаррисон. Рождение стальной крысы
  Единственное,  что  в  ней
было положительного - она не была настолько  отвратительна,  как  та,  что
готовилась на борту венийского корабля.  Огромный  и  чрезвычайно  грязный
котел бурлил над огнем у  дальней  стены  здания.  Шеф-повар,  если  можно
назвать  таким  образом  отвратительного  вида  индивидуума,   такого   же
грязного, как и его котел - размешивал его содержимое  длинной  деревянной
ложкой. Каждый взял себе плошку из мокрой кучи, стоявшей на столе, и повар
наполнил  их  до  краев.  Нечего  было  беспокоиться  о   потерянной   или
сломавшейся вилке или ноже, их здесь просто не было. Все макали  пальцы  в
чашки и засовывали пищу себе в рот, поэтому я сделал то же самое. Это была
какая-то овощная размазня, почти безвкусная, но сытная. Слон сел рядом  со
мной на землю, прислонившись спиной к стене, и не спеша ел свою порцию.  Я
закончил первым и без труда преодолел желание сбегать за добавкой.
     - Сколько нам еще оставаться рабами? - спросил я.
     - Пока я не разузнаю, как у них тут организована жизнь. Ты  всю  свою
жизнь прожил на одной планете, поэтому сознательно или  бессознательно  ты
воспринимаешь все через призму того общества, которое ты знаешь, и  только
его. Но это далеко не так. Культура - такое же  изобретение  человечества,
как и компьютер или вилка. Хотя существует и разница. В то  время  как  мы
проявляем желание изменить компьютеры или  есть  с  помощью  инструментов,
носители данной культуры не терпят никаких  перемен.  Они  верят,  что  их
образ жизни единственно верный и уникальный -  и  их  не  собьешь  с  пути
праведного.
     - Глупости какие-то.
     - Так и есть. Но так как ты знаешь об этом,  а  они  нет,  ты  можешь
действовать, не обращая внимания на общие правила, или использовать их для
своей собственной пользы. Как раз сейчас я и занимаюсь  тем,  что  пытаюсь
понять, по каким правилам живет здешнее общество.
     - Постарайся, чтобы это не заняло слишком много времени.
     - Обещаю, так как я  и  сам  чувствую  себя  тут  неуютно.  Я  должен
определить, существует ли вертикальное движение и  как  оно  организовано.
Если вертикальной мобильности нет, мы должны будем изобрести ее.
     - Ты меня совсем сбил с толку. Вертикальная что?
     - Мобильность. Относительно классов и культуры. Например, эти рабы  и
воины снаружи. Если раб стремится стать воином и имеет такую  возможность,
значит вертикальная мобильность существует. Если  это  невозможно,  значит
общество состоит из неподвижных слоев, и все, чего мы можем добиться - это
горизонтальное продвижение.
     - Как, например, стать во главе всех рабов  и  лупить  их  направо  и
налево?
     Он кивнул.
     - Этого ты уже добился, Джим. Мы останемся рабами до тех пор, пока  я
не выясню,  каковы  наши  возможности.  А  теперь  нам  надо  как  следует
отдохнуть. Взгляни-ка, все уже давно уснули на соломе у стен этого здания.
Предлагаю присоединиться к ним.
     - Согласен...
     - Эй ты, поди сюда.
     Это был Тарс Тукас. И, конечно же, он показывал на меня. Похоже,  что
сегодняшний день обещал быть долгим.
     Во   всяком    случае    мне    удастся    взглянуть    на    местные
достопримечательности. Мы прошли  через  весь  двор,  арену  моих  славных
побед, и поднялись  по  высоким  каменным  ступеням.  Здесь  нас  встретил
вооруженный стражник, а два других стояли внутри здания, лениво облокотясь
на деревянную скамью, которая была тут одним из  предметов  роскоши.  Полы
были застланы плетеными циновками, на  стульях  и  столах  лежали  вышитые
рогожки, стены были увешаны  безобразными  портретами,  некоторые  из  них
отдаленно напоминали Капо Доссия. Меня  втолкнули  в  огромную  комнату  с
окнами, выходящими на городскую стену. За ней виднелись  поля,  деревья  и
холмы. Капо Доссия сидел в окружении небольшой компании людей,  пьющих  из
металлических кубков. Они  были  довольно  прилично  одеты,  если  в  ваше
представление о приличной  одежде  входят  разноцветные  кожаные  брюки  и
широкие рубахи навыпуск. Капо Доссия махнул мне рукой.
     - Ты, подойди сюда, дай нам взглянуть на тебя поближе.
     Остальные повернулись в мою сторону и  с  интересом  пялили  на  меня
глаза, как на породистую лошадь на аукционе.
Copyright © 2010 sflib.ru