Гарри Гаррисон. Рождение стальной крысы
     - Я не видел какой-нибудь особой заботы или защиты.
     - Правильно. Вот почему эти военачальники должны уйти.
     - Я помогу подстрелить пару-тройку из них.
     - Насилие - не НАШ путь! Вдобавок к тому, что это  противно  само  по
себе, это еще и запрещено членам Лиги. Нашей целью является  привидение  к
власти правительства, свободного от Капо. Ради нее мы поощряем развитие  и
подъем класса профессионалов, ремесленников.  Это  приведет  к  увеличению
денежного обращения и к краху бартерного обмена. С увеличением массы денег
у правительства  появится  возможность  ввести  институт  налогообложения,
чтобы  оплачивать  общественные  услуги.  Чтобы  ускорить  этот   процесс,
необходимо  сформировать  систему  правосудия.  Это  будет  способствовать
развитию связей, централизации, развитию и росту общих идей.
     Все это выглядело просто великолепно - правда, я не очень обрадовался
введению налогов или налаживанию судебной практики. Но все же это  было  в
любом случае цивилизованнее власти Капо.
     - Теоретически все выглядит просто чудесно, - сказал я. - Но  как  вы
собираетесь осуществить это на практике?
     - Предоставлять более  современные  услуги  по  более  низким  ценам.
Именно поэтому Бенедиктинцы попытались совершить  на  нас  нападение.  Они
настолько же религиозны,  как  моя  шляпа;  орден  -  это  только  внешнее
прикрытие  для  их  безраздельного  владения  новинками   технологии.   Мы
уничтожили их монополию, и им это не нравится.
     - Прекрасно. Ваш план выглядит довольно мило, и я желаю вам удачи. Но
мне нужно еще кое-что сделать, прежде чем я покину эту забытую богом дыру.
Желая помочь вам в уничтожении монополии, мне хотелось бы приобрести у вас
немного вашего усыпительного газа.
     -  Это  невозможно.  Фактически  у  нас   нет   никакой   возможности
предоставить тебе какую бы то ни было помощь. Как  и  у  тебя  возможности
покинуть наш замок. Я предупредил стражу. Ты будешь  находиться  здесь  до
прибытия следующего корабля Лиги. Теперь ты знаешь  слишком  много,  чтобы
позволить тебе разгуливать на свободе.
     Пока до меня доходил смысл этой  неприемлемой  для  меня  информации,
тело само метнулось к столу. Он должен был помнить то, что я сообщил ему о
Черном Поясе. Один прием, и он упал без чувств. Но еще до  того,  как  его
голова ударилась об стол, я отскочил от него и бросился к двери. И как раз
вовремя - ставя на место  запирающий  болт,  я  увидел,  что  ручка  двери
поднимается и кто-то пытается ее отворить.
     - А теперь действуй очень быстро, Джим, - посоветовал я сам  себе.  -
Пока не подняли тревогу. Но сначала проверь-ка, что  полезного  имеется  у
этого двуличного профессора.
     На  столе  валялись  документы,  бумаги,  книги,  все  то,   что   не
представляло для меня в данный момент никакого интереса.  Я  рассыпал  все
это по полу вокруг себя, и как раз в этот  момент  в  дверь  затарабанили.
Времени у меня не было.  Теперь  профессор.  Я  расстегнул  его  мантию  и
вывернул карманы. Там  было  еще  меньше  интересного.  Разве  что  связка
ключей. Которая тут же перекочевала в  мой  собственный  карман;  она  мне
могла понадобиться для ограбления. Подхватив  свое  ружье,  я  бросился  к
окну, а в дверь уже колотили со всей силы. Два этажа до земли, а двор  был
вымощен страшного вида булыжниками. Если бы я прыгнул, я наверняка  сломал
бы себе ноги. Я перегнулся через подоконник и с благодарностью  подумал  о
недобросовестных каменщиках Спиовенте. Между камнями  внешней  стены  были
достаточно большие зазоры. Как только я вылез  в  окно,  дверь  в  кабинет
треснула и разлетелась на части. Заткнув ружье за ремень и передвинув  его
на спину, я начал спускаться вниз. Это было довольно нетрудно. Соскочив  с
последнего выступа, я вывернул плечо, пытаясь дотянуться до ружья, которое
больно впилось мне в позвоночник, вытащил его и,  спотыкаясь,  забежал  за
угол здания, прежде  чем  кто-нибудь  успел  высунуться  из  окна.  Я  был
свободен! Свободен ли? На меня тут  же  напало  уныние.  Свободен  посреди
замка врага, где все и каждый против меня. Вот это свобода!
     - Да, свободен! - я самонадеянно  стиснул  зубы,  расправил  плечи  и
постарался придать важность и непринужденность походке.
Copyright © 2010 sflib.ru