Гарри Гаррисон. Стальная крыса
Глава 10
Ее волосы были обесцвечены, были и другие простые и очевидные изменения. В целом внешность стала такой, что ее невозможно стало опознать по фотографии или описанию. За исключением меня, конечно. Я видел ее в похищенном линкоре и разговаривал с ней. Отлично, я узнал ее, а она понятия не имеет, кто я такой. Она видела меня только мельком в скафандре, с поднятым светофильтром. Это была вершина счастливого дня моей жизни. Все вокруг казалось чудесным и прекрасным. Необходимо все-таки отдать ей должное, маскировалась она прекрасно. Я сам никогда не предполагал увидеть ее здесь в таком качестве, а ведь я старался предусмотреть все возможности. У нее была с собой приличная сумма украденных денег, поэтому я не мог представить ее себе в образе нищего бродяги. Нет, девушка в порядке, надо отдать ей должное. Играет свою роль абсолютно натурально. Не будь у нее патологической склонности к убийствам - какую бы команду мы с ней составили! И тут мое сердце второй раз за вечер дало сбой. Эмоции эмоциями, но в конце следа ясно обозначается смерть. Она принесла несчастье всем, с кем была рядом. В этой хорошенькой головке высокоинтеллектуальные, но странно извращенные мозги. Мне бы лучше думать не о ее фигуре, а о трупах, которыми она усеяла свой путь. Есть только один выход - увести ее отсюда и передать Корпусу. Я даже не рассматривал вопрос моих взаимоотношений с Корпусом. Одно другого не касалось. Сейчас все нужно было делать быстро и чисто. Я подошел к бару и заказал два двойных местной серной кислоты. Понизил голос, изменил акцент и манеру речи. Анжелина достаточно долго слышала меня и легко могла опознать по голосу - единственная вещь, о которой я волновался. - Выпьем, куколка, - сказал я, поднимая стакан и подавая ей другой. - А потом пойдем к тебе в комнату. У тебя есть комната? - Комната найдется, если у тебя имеется десятка по курсу Лиги. - Конечно, - сказал я, изображая улыбку. - Неужели по мне не видно? - Я не из тех, кому платят "после того, как", - сказала она с прекрасно разыгранным равнодушием. - Сперва плати, потом пойдем. Я шлепнул о стойку монетой, она подбросила ее в воздух, поймала, взвесила на руке, надкусила и сунула куда-то за пояс. Я смотрел на нее с откровенным изумлением, меня поразила та натуральность манер, с которой она играла свою роль. И только когда она повернулась, чтобы уходить, я вспомнил, что нахожусь здесь на ради наслаждения, а чтобы выполнить суровый долг. Все колебания тотчас же исчезли, когда я вспомнил трупы, плавающие в глубинах космоса. Опустошив свой стакан, я последовал за ее вихляющими бедрами из бара в какую-то отвратительную улочку. Темнота грязных узких переулков обострила мои рефлексы, Анжелина играла свою роль хорошо, но я сомневался, что она делит постель со всеми космонавтами, попадающими в этот порт. Скорее всего у нее есть сообщник, который спрятался где-то тут с тяжелой дубиной в руках. Или я чересчур подозрителен? Я постоянно держал руку в кармане на пистолете, но воспользоваться им не пришлось. Мы пересекли еще одну улицу и нырнули в длинный коридор. Она шла впереди, молча. Мы никого не встретили, и никто не заметил нас. Когда она открыла комнату, я немного успокоился. Она была настолько маленькой, что в ней негде было спрятаться сообщнику. Анжелина направилась прямо к постели, а я решил проверить, заперта ли дверь. Дверь была заперта. Когда я повернулся, на меня был направлен пистолет 0.75 калибра, такой огромный, что она держала его обеими руками. - Это что же, грабеж? - возмутился я, понимая, что в своих действиях прозевал что-то очень важное. Моя рука все еще сжимала в кармане пистолет, но вытащить его не было никакой возможности, это было равносильно самоубийству. - Я пристрелю вас даже не зная имени, - ласково сказала она и улыбнулась, обнажив ряд великолепных белых зубов. - Вы тот, кто сорвал мою операцию с линкором. Ее улыбка становилась все шире, но пока она не стреляла. Она наслаждалась неуправляемыми эмоциями, отражающимися на моем лице. Ловец попал в ловушку, его привели именно туда, куда хотели, и ничего поделать больше нельзя. Увидев, что я все осознал, Анжелина громко рассмеялась, чисто и ясно, как серебряный колокольчик, одновременно усиливая давление на курок. Она была настоящая артистка. Точно, когда мое отчаяние достигло максимума, а безнадежность положения стала очевидной, спусковой крючок был нажат. И не один раз, а снова и снова. Четыре разрывающих плоть пули прямо в сердце и последний выстрел прямо между глаз.
Copyright © 2010 sflib.ru