Гарри Гаррисон. Стальная крыса
Глава 17
Итак, что же нужно делать? Я не собирался стрелять или бить ее по голове, чтобы арестовать. Нет, я, конечно, собирался ее арестовать, но в будущем, ведь нельзя же это сделать в центре цитадели князя. Кроме того, хотелось подробнее разобраться в деятельности князя, так как она была несомненно в компетенции Специального Корпуса. Если я собирался вернуться, то с таким подарком мне было бы значительно легче это сделать. Но вообще-то я не уверен, что хочу вернуться. Трудно забыть тот заряд, которым они собирались взорвать меня. В целом, все было не так просто, сюда оказалось замешано много факторов. Находясь большую часть времени с Анжелиной, я откровенно любовался ею, и забывал о телах, плавающих в космосе. Они приходили ночью и терзали меня, мою совесть, но я всегда засыпал раньше, чем они успевали сделать свое дело. Жизнь была постелью из роз, и можно было наслаждаться ею, пока цветы не завяли. Наблюдать, как она работает, было истинным наслаждением. Если бы вы поставили меня к стенке и заставили признаться, я бы ответил, что кое-чему у нее научился. Она ведь самостоятельно организовала революцию на мирной планете, которая имела много шансов на успех. В некоторой степени я ей помогал. Несколько раз она обращалась ко мне с вопросами и во всех случаях следовала моим рекомендациям. Конечно, я никогда не свергал правительство, но криминальные законы во всем едины вне зависимости от применения. Однако, это было редко. Большую часть времени, особенно в первые насколько недель, я оставался телохранителем, защитником от покушений. Подобное положение, конечно, не могло не вызывать у меня иронической улыбки. Существовал, однако, в нашем маленьком Мятежном Рае змей, имя которому Рденрант. Из отдельных слов, услышанных в разных местах, я начал подозревать, что князь вовсе не хочет быть революционером. Чем ближе был день выступления, тем бледнее он становился. К этому добавлялись его физические пороки, и однажды произошел конфликт. Ангелочек и князь совещались, а я сидел сбоку в приемной. Когда удавалось, я бессовестно подслушивал. И на этот раз, закрывая дверь, я оставил маленькую щелочку. Осторожно манипулируя пальцами, я расширил ее, пока не стали слышны голоса. Князь почти кричал, в его словах слышалась недвусмысленная попытка шантажа. Затем тон понизился, и как я ни прислушивался, но ничего не услышал. Потом в его голосе зазвучало хныкание, перемежающееся сахарной лестью. Ответ Анжелины был однозначен - громкое и решительное НЕТ. Его вопль поднял меня на ноги. - Но почему? Всегда только НЕТ! Хватит с меня! Послышался звук рвущейся ткани, что-то упало на пол и разбилось. Одним прыжком я влетел в дверь. Перед моими глазами открылась живописная батальная сцена. Одежда Анжелины была разорвана на одном плече. Князь стоял рядом, вцепившись пальцами, словно когтями, ей в руку. Выхватив пистолет, я рванулся вперед, но Анжелина была быстрее. Схватив со стола бутылку, она ловко ударила его по голове. Князь рухнул как подкошенный. Подняв разорванную блузу, она сделала останавливающий жест. - Уберите пистолет, Бент... Все закончилось, - сказала она спокойно. Я подчинился, но только после того, как убедился, что князь без движения и моя помощь не требуется. Она справилась сама. Когда я поднялся, она уже уходила и пришлось ее догонять. Остановившись перед своей комнатой, она бросила мне: "Ждите здесь". Не нужно быть слишком прозорливым, чтобы предусмотреть наступление плохих времен. Придя в себя, князь несомненно, примет нужное решение и об Анжелине и о революции. Я размышлял, обдумывая эти вопросы, когда она позвала меня. Ее плечи покрывал легкий платок, скрывавший разорванное платье. Внешне она выглядела спокойно, но скрытый блеск в глазах выдавал волнение. Я заговорил, как мне казалось, о том, что должно было ее беспокоить в первую очередь. - Хотите, чтобы я присоединил князя к его родовитым предкам в семейном склепе? Она отрицательно покачала головой.
Copyright © 2010 sflib.ru