Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 10
В ту минуту я был крайне рад, что камера смотрит не на меня. Наверняка моя физиономия выражала крайнюю степень изумления и непонимания. Проще говоря, с выпученными глазами и отвисшей челюстью я здорово смахивал на идиота. Что происходит? Я бросил взгляд на Анжелину -- она была ошарашена не меньше моего. Но быстрее пришла в себя. Тыльной стороной ладони поправила прическу и изобразила на лице абстрактный интерес. Что бы ни происходило, нам это добра не сулило. Должно быть, кто-то из тех, кто промышляет грабежами банков, славно потешился на мой счет. Стальная крыса? Подсказка для полиции? Скорее предупреждение мне. Впрочем, как только я это понял, вернулось самообладание. Я дослушал до конца с видом расслабленным и беспечным. Ухитрился даже без сучка, без задоринки показать несколько простеньких карточных фокусов. -- Итак, дорогие зрители, близится к волшебному концу наше интервью с магической супружеской четой. С той самой, что демонстрирует свои чудеса по вечерам в "Колоссео", в очаровательном пригороде нашей обожаемой Феторрскории, в приюте театрального искусства, спорта и просто хорошего времяпрепровождения. В голове робота померк свет. Из груди выдвинулся металлический лоток с листом бумаги. Репортер вручил его мне. -- Стандартная платежка. Подпишитесь здесь, поставьте инициалы тут и тут. А теперь вы, леди. Спасибо. Он выдернул у Анжелины лист, и на его металлическом бедре со щелчком поднялась маленькая панель. Манипулятор робожурналиста извлек тонкую пачку банкнот. Аккуратно разделил ее надвое и вручил одну половину мне, другую -- Анжелине. -- Стандартный гонорар. По сто восемьдесят кредитов. До свидания. Он отворил дверь и скрылся с глаз. Анжелина тщательно заперла ее и повернулась ко мне. -- Объяснения имеются? -- Если бы. Я понял только одно: кто-то невзлюбил меня, и дело не в моей паранойе. -- Как нам с этим быть? -- Со стальной крысой? А разве мы можем что-нибудь сделать? -- Можем. Улететь с этой противной планеты. -- Нет. -- Меня вдруг охватила ярость. -- Он, или они, или оно, или она... Кто бы или что бы ни играл в эти игры, ему это с рук не сойдет. Если мы сейчас улетим, то так и не узнаем, что за чертовщина творится на этой планете. Вдобавок мне нравится зарабатывать по четыре миллиона в день. Последняя фраза заставила Анжелину приподнять бровь. Я обдумывал свои слова, пока шагал к бару и доставал бутылку "Цубанишамалийского кислого сусла" и бокал. Вернее, два бокала. Один предложил ей. Она отрицательно покачала головой. -- Нет, спасибо. Не понимаю, как ты можешь пить эту кошмарную муть. Мне белого вина, если не возражаешь. Я открыл бутылки, налил. Мы чокнулись и выпили. -- Дело не в деньгах, -- заявил я по некотором размышлении. -- Дело в моей репутации, вернее, в угрозе престижу. Кто-то решил покуражиться над биографией старины Джима диГриза. Необходимо разыскать шалуна и положить конец гнусным проделкам. Я глубоко оскорблен, хуже того, оскорблена вся моя семья. И мне это не нравится. Но кто же нас подставляет? -- Кайзи, -- уверенно произнесла Анжелина. -- Не исключено. Либо вмешались некие темные силы, разоблачить которые он меня нанял. История знает немало случаев, когда охотник и дичь менялись ролями. -- Я глянул на часы. -- Пока не начались новые приключения, я займусь нашим единственным подозреваемым -- Пьюссанто. До представления времени еще уйма. Прежде чем искушать судьбу, я подошел к двери, ведущей за кулисы. Там престарелый охранник читал голокомикс-ужастик. Перелистывание страниц сопровождалось пронзительными воплями и демоническим смехом. -- Я ищу Пьюссанто. Вы давно его видели? -- Не-а. Вышел подкрепиться. Четыре или пять раз в день лопает. -- А вы не знаете, когда он вернется? -- Через часок. У него на каждую заправку около часа уходит. Видал я однажды, как он рубает. Словами не передать! -- Отлично, спасибо.
Copyright © 2010 sflib.ru