Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 12
Я уже давно понимал: силы тьмы подтягиваются все ближе. Но только сейчас обнаружил, что они подступили вплотную, и затылком ощутил их жгучее дыхание. В мой розовый мирок вторгалась суровая действительность. Да, на сей раз я облажался: еще вчера вечером следовало смазать пятки. Захотел напоследок разгадать одну из загадок, и вот теперь вся операция под угрозой срыва. Уже не говоря об угрозе здоровью и благополучию всего моего семейства. Я вздохнул глубоко и судорожно. -- Ладно, -- изрек я с решительностью, которой, увы, не испытывал. -- Я должен придумать, как нам отсюда выбраться. Предложения есть? -- Ты, часом, не та ли Стальная Крыса, за которой гоняется полиция? -- спросил Пьюссанто. Лгать не имело смысла, тем паче что фараоны связали кличку с моей фотографией. -- Имею счастье быть таковой. -- Что-то мне это прозвище кажется очень знакомым. Скажи, я не мог на него натыкаться в архивах? -- В каких еще архивах? -- Налоговых. -- Исключено. Я верен золотому правилу закоренелых капиталистов: дешево покупай, дорого продавай и старайся не платить налогов, но только в рамках закона. -- И все-таки... Стальная Крыса... Где-то я уже слышал... Ага! Однажды кто-то уничтожил огромную базу данных по налоговым поступлениям. Скажи, что ты не имеешь к этому отношения. -- Клевета! Нет доказательств. Предпочитаю смотреть на свою миссию под другим углом зрения. Я -- самый правый среди неправых. Современный вариант мифического героя, благотворителя по прозвищу Роббин Гуд3. Да, в мою специализацию входит стачивание грани между богатыми и бедными, перераспределение благ, можно и так сказать. Я имею право добавить, что не единожды спасал галактику. А ведь это что-нибудь да значит. -- Так ты уверен насчет налоговых файлов? Если ГНУС вонзил в тебя челюсти, отделаться от него нелегко. -- Абсолютно! Я к ним никогда не прикасался. Бывают случаи, когда правда вреднее лжи. Пьюссанто задумчиво помял подбородок. -- Ладно, замнем пока эту тему. Но если дело не в налогах, почему полицейским так не терпится тебя сцапать? -- Меня обвинили в недавних ограблениях, хотя на самом деле я, как и говорил тебе, прибыл их расследовать. -- Выходит, ты в западне? -- В точку, -- сказал Боливар. -- И западня эта столь велика, что в нее поместился и я. Я был управляющим первым из ограбленных банков. Полиция заявила, что поработал "крот", и арестовала меня. Но кое-кто пришел на помощь, и я вновь на свободе. Пьюссанто поразмышлял минуту-другую, потом неохотно решился: -- Если вы оба невиновны, то мой долг добропорядочного гражданина и налогового инспектора -- помочь вам выскользнуть из лап блюстителей порядка. Я уже присмотрелся к полицейским силам этой планеты и пришел к выводу, что они насквозь коррумпированы. Их полностью контролируют уклоняющиеся от уплаты налогов промышленники. Он нашел стило, и оно исчезло в могучем кулаке. Затем Пьюссанто вручил мне записку со словами: "Пака -- мой человек. Он сумеет вам помочь. Позвоните по этому телефону и представьтесь... " И тут дверь затряслась под сокрушительными ударами. Раздались громовые голоса: -- Немедленно открывайте! Полиция! -- Кыш! Я дрыхну. -- Пьюссанто окинул взглядом комнату, увидел окно. -- Быстро! -- прошептал он нам. Боливар напялил на себя голову Человека-Мегалита, и мы поспешили вслед за силачом. Он распахнул окно и ухватился за два железных прута. Даже не крякнув, согнул их. -- Вылезайте, -- сказал он, а затем закричал прямо в мое ухо, отчего у меня чуть не слетела голова: -- Будить Пьюссанто?! Убью! Это не остановило легавых, но внесло в их ряды некоторое замешательство. А нам дало выигрыш во времени. Мы успели выскользнуть через окно, а Пьюссанто, выпрямив прутья, пошел отпирать дверь. Мы побежали и в считанные секунды промокли. Во всяком случае, я промок. Боливару, понятное дело, в оболочке из псевдоплоти было комфортно и сухо.
Copyright © 2010 sflib.ru