Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 24
Мы высадились и в тот момент, когда Джеймс затворял дверцу машины, услышали скрежет стартера, а затем вой мощного двигателя. -- Это грузовик Игоря, -- сказал Джеймс. -- Он запаркован возле особняка. Что теперь делать? Поедем следом? -- Нет, -- ответил я. -- Остановим. Есть шанс, что в кузове Анжелина. А если не в кузове, то в доме. В любом случае Игорь скажет. -- Но это, наверное, опасно... -- озабоченно произнес Боливар. -- Я отвечаю. Я услышал, как фургон тронулся с места и выехал на шоссе. Когда он появился, я поднял руку. В тот момент я так волновался за Анжелину, что совершенно забыл, как выгляжу сам. Я был не я в буквальном смысле. С синяками и ссадинами на лице я -- вылитый Иба, восставший из мертвых. Вот почему Игорь, заметив меня посреди шоссе, до отказа вдавил педаль тормоза. У него отпала челюсть, физиономию перекосила гримаса ужаса. Затем он упал грудью на баранку. Грузовик катил по инерции прямо па меня. Я рыбкой нырнул в сторону, сделал кувырок и выпрямился уже на обочине около моих мальчиков. -- Остановите грузовик! -- закричал я. И поморщился от боли -- только что обзавелся новыми ушибами. Неуправляемая машина съехала па обочину и врезалась в кущу деревьев. Толстые стволы растрескались, наклонились, но не рухнули. Однако грузовик -- не танк. Колеса покрутились вхолостую и замерли, содрогнулся кузов, в последний раз рыкнул двигатель и умолк. Первым до кабины добрался Джеймс, распахнул дверцу. Выскользнуло бесчувственное тело Игоря и врезалось бы в землю головой, не схвати мой сын водителя за ноги. Я перелез через обоих в кабину. Анжелины там не было. В кузове тоже было пусто -- Поверни его набок, вытащи язык, -- командовал Боливар. -- Вот так. Пульс? -- Есть. Но очень слабый, учащенный и неровный. -- Сердечный приступ? -- спросил я. Джеймс кивнул и огляделся. Немногочисленные дома стояли на порядочном отдалении, свидетелей, кроме нас, не было. -- Все это мне не нравится. Жалеть Игоря было не за что, но не стоять же над ним, дожидаясь, когда он испустит дух. Но не я, а Джеймс высказал эту мысль. -- Не хочу, чтобы его смерть легла на нашу совесть. Давайте-ка вызовем "Скорую помощь". Он достал телефон. -- Вызови, -- согласился я. -- Будет не лишним, если ты съездишь с ним в больницу. Или хотя бы проследишь за машиной. А тем временем мы с Боливаром обыщем дом. Если ничего не выясним, позвоним тебе, и ты допросишь Игоря, когда он очухается. Джеймс вызвал медиков. -- "Скорая" в пути. Я назвался родственником, мне позволят сопровождать Игоря. Буду держать вас в курсе. -- Погоди-ка, -- сказал Боливар. -- Не лучше ли будет, если я тебе позвоню? Мы хотим незаконно проникнуть в чужой дом, вряд ли будет разумным дожидаться там звонка. К тому же он может нас выдать -- Так и сделаем. Идите в дом, а когда что-нибудь найдете, сразу позвоните. Послышался вой сирены, и мы скрылись в рощице, что окаймляла поместье с двух с горой. Под се прикрытием выбрались па задворки. По пути мы заглядывали в каждое окно -- все не зашторены. Пентхауз был из стекла, и мы, разумеется, проверили и его. -- Погляжу с той стороны, -- сказал Боливар. -- А ты лучше подожди здесь. Он исчез, не дожидаясь ответа. Безмолвным призраком обогнул широченный плавательный бассейн и скрылся. Я постоял под деревьями, посмотрел па дом. За окнами -- ни малейшего движения. На заднем дворе стоял большой гараж на две машины. Он был на запоре, но это меня не остановило. Однако в гараже я обнаружил лишь одно средство передвижения -- старинный мопед со спущенной камерой. Полом служила крепкая плита из замасленного бетона. Я постучал ногой. Плита звучала, как и полагается массивной бетонной плите. Я вышел наружу. Через минуту появился Боливар, отрицательно мотая головой. -- Ни одного зашторенного окна. Думаю, пора вспомнить твою гипотезу о потайной комнате. -- Входим? -- Сначала позвоним Джеймсу.
Copyright © 2010 sflib.ru