Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 25
-- Мы спускаемся! -- крикнул я. -- Сделайте одолжение. С удовольствием бы сама к вам запрыгнула, но я в связана. Ты там не видишь кнопку или рычажок? -- Да, есть. В раме люка. -- Нажми. Она отошла в сторону. Я до отказа вдавил кнопку. Загудел мотор, заскрежетали шестеренки и в подвал спустилась металлическая лестница. Я оказался на ней еще до того, как она коснулась пола. В доли секунды слетел, пересек комнату и заключил свою подругу жизни в крепкие объятия. -- Я... рада тебя видеть... даже с таким лицом... Но мне бы и вздохнуть хотелось. -- Извини. -- Я отстранился от нее, но удержал за плечи. -- Ты как, цела? -- Вроде да, хотя еще секунду назад уцелеть не надеялась. -- А где наша Глориана? -- Вон она. Я посмотрел, куда указывал палец Анжелины. Свинка лежала без чувств. -- Это газ, -- сказала Анжелина. -- Она жива? У Глорианы были закрыты глаза, разинут рот. Я склонился над бедняжкой и погладил по иглам. Они мешали добраться до кожи, проверить, стучит ли сердце. -- Не могу сказать, -- признал я свое поражение. Анжелина порылась в сумочке, достала косметичку, подала. Я недоуменно открыл сумочку. Сообразил не раньше, чем увидел зеркальце. -- Ну, конечно! -- Я склонился над неподвижным зверем и приблизил зеркальце к пятачку. -- Ничего... Нет! Погоди! Запотевает! Она жива! Боливар тоже спустился по лестнице и теперь рылся в карманах. -- Наверное, это сонный газ. Сомневаюсь, что Кайзи доверил бы Игорю ядовитый. Вот противоядие. Я взял у него аэрозольный баллончик и брызнул нашей любимой свинке в каждую ноздрю. Сначала ничего не происходило, затем встрепенулось веко, открылись глаза. Глориана тихонько взвизгнула и с трудом поднялась на ноги. Я почесал ей за ушами, и снова мир стал розовым. Анжелина поцеловала Боливара в щеку. -- Как я вам рада! Не беспокойся, я вполне здорова. Но без этого железа мне будет еще лучше. Она погремела цепью, что тянулась от оков на запястьях к толстой скобе в полу. -- Я и не заметил. Прости. Молекуразлучник еще раз доказал, что в некоторых случаях он незаменим. -- Это идея Игоря. Когда он спустился по лестнице, Глориана занялась его лодыжками. И поработала на славу. Он удрал, потом вернулся и усыпил Глориану. И пригрозил то же самое сделать со мной, если не дам посадить себя на цепь. Поэтому я больше не смогла дотянуться до стены. -- Она указала на выбоину в штукатурке, где виднелись провода. -- Хотела их перерубить, надеялась устроить короткое замыкание. Может, электрики, выясняя причину аварии, нашли бы меня. И тут я впервые оглядел узилище своей драгоценной жены. На потолке одиноко светился плафон из бронестекла. -- Никогда не выключался, -- пожаловалась Анжелина, проследив за моим взглядом. -- Трудновато засыпать. Кровать, раковина с одним краном, унитаз без крышки, автокормушка. Спартанская обстановка, как в настоящей тюрьме. Мой гнев остыл, стянулся в тугой узел решимости. -- Кайзи за все это заплатит. И дорого заплатит. Не деньгами. -- Пошли отсюда, -- сказала Анжелина, хватая сумочку и направляясь к лестнице. -- Мне срочно надо подкрепиться и выпить чего-нибудь освежающего, и побольше. Эта машина набита обезвоженной едой. Я даже свинке брезговала ее давать. Глориана хрюкнула, услышав эти слова, -- ее словарь рос не по дням, а по часам. А затем сосредоточенно полезла по узким ступенькам. Вслед за ней и мы покинули бункер. -- День! -- воскликнула Анжелина. -- Какая прелесть! А теперь ты должен рассказать, что случилось в мире, пока я маялась в подвале. Боливар сразу позвонил по телефону, и Джеймс уже подъезжал, когда мы выходили из особняка. Опять -- трогательная сцена воссоединения, и вот мы наконец едем прочь. Пока я просвещал супругу, Джеймс запарковался подальше от других авто -- не к чему, чтобы меня видели дети и чтобы им потом снились кошмары. Затем мы пошли в ближайшую закусочную. К несчастью, ею оказалась "Забегаловка Макальпо".
Copyright © 2010 sflib.ru