Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 28
Кое-что я вспомнил, остальное мне рассказали. На какое-то время смесь обезболивающих препаратов, спиртного, усталости и прочего вывела меня из строя. Очевидно, мы благополучно выбрались из гостиницы, потому что следующее, что я увидел, -- больничная койка, на ко горой я приходил в себя после операции. -- Все закончилось прекрасно. Анжелина сидела у кровати, держа меня за руку. Недурственная картинка. -- Прекрасно? -- пробормотал я. -- Я про операцию. Ты получил серьезное ранение, разорван бицепс. Врачи взяли у тебя две-три клетки и вырастили из них отличный кусок новой мышечной ткани. Имплантировали мускул, затем покрыли рану кожей, культивированной по образцу твоей. Уже не должно болеть. -- И не болит. Я пощупал бицепс. Глориана закинула передние копытца на койку и обнюхала мою руку. Мне даже удалось почесать ее между ушами. Ах, эта чудодейственная современная медицина! Я огляделся. -- Где я? -- В клинике "Банко Куэрпо Эспесиаль". Напоминаю, это по совместительству банк Специального Корпуса, а также его официальное посольство. Вдобавок у него собственная больница. Здесь до прибытия корабля Корпуса нам совершенно нечего опасаться. А он прилетит уже скоро. -- Нам? -- Боливар тоже здесь. Его вес еще разыскивает феторрская полиция за побег из тюрьмы. Но не слишком усердствует, потому что у легавых полно других забот. Скоро приедет и Джеймс. Он заканчивает последние компьютерные трансферты. Намекал на большую прибыль, в основном для Корпуса. Но и нам кое-что перепадет, когда все уляжется. -- Ты-то как себя чувствуешь? -- Великолепно. Не меня же подстрелили. -- Но ведь это тебе пришлось сидеть в ожидании пули. -- Я завозился, пытаясь сесть. -- Встаю. -- Конечно. Одежда вон там, на стуле. Поначалу слегка кружилась голова, но вскоре это прошло. Анжелина провела меня по коридору в уютную комнату отдыха с соблазнительными автоматами по продаже еды и питья. Боливар пил пиво, и снова была встреча, и снова была радость. -- Я слышал, все твои финансовые игры уже отыграны. -- Да, папа. Мы неплохо заработали и при этом не обанкротили планету, как замышлял Кайзи. Рад доложить, что и ты основательно поправил свои дела. -- Кто? Я? Но ведь Кайзи сказал, что снял с моего счета все выплаченные деньги. -- Так и было. Уверен, он задумал это с самого начала, и его было не остановить. Но когда деньги переводились из банка в банк, я позаботился о том, чтобы пять с лишним процентов отчислялись нам -- за обслуживание. Общая сумма переводов столь велика, что даже наши комиссионные выглядят внушительно. И теперь эти деньги надежно зарыты. -- Зарыты? У меня такое чувство, что я чего-то недопонял. -- Все очень просто. Комиссионные я получил наличными, и теперь невозможно проследить, куда они ушли. На эти деньги мы купили в фирме Джеймса микросхемы нанопамяти. Они такие емкие, что платка величиной с твой ноготь стоит сотни тысяч кредитов. Я их зарыл в саду, под розами. -- Подумать только! И этим было выражено все. -- Жду не дождусь, когда появится случай срезать несколько розочек, -- сказала моя практичная жена. Наше счастье нарастало, а с появлением Джеймса возвелось в квадрат. -- Занавес, -- объявил он. -- Феторрская операция закончилась успешно для всех ее участников. -- Так уж и для всех? -- сказал я. -- Разве Кайзи, Кайзи-Два и Игорь не получили по заслугам? -- Получили. Правосудие здесь не канителится, особенно когда речь идет об активах всей планеты. Сладкую парочку отправили туда, где ей самое место, и теперь она любуется небом в клетку. Младший брат поправляет здоровье и поет как соловей. Он знает, что братьям до него теперь не дотянуться, и, похоже, впервые в жизни счастлив -- Меня гложет совесть, ведь эго по моей вин его хватила кондрашка. Ну да Бог с ним. -- Я облизал пересохшие губы. -- Если Анжелина страдает от жажды так же, как и я, ей необходимо жидкое лекарство. -- Это мы мигом.
Copyright © 2010 sflib.ru