Гарри Гаррисон. Стальная крыса на манеже
ГЛАВА 8
Я опорожнил над кухонной раковиной две бутылки доброго пойла. Сердце обливалось кровью, но это была необходимая жертва. Затем я позвонил и заказал еще выпивки. Будем веселиться. По номеру бродил испятнанный лейкопластырем Боливар с индикатором шпионских устройств в одной руке и жареным ребром свинобраза в другой. Глориана вышла узнать, в чем причина оживления, уловила запах убиенного сородича, скорбно взвизгнула и вернулась в свою спаленку. Анжелина в модном неглиже в тигровую полоску восполняла ущерб, причиненный ее ногтям в наших недавних приключениях. -- В награду за медицинское обслуживание предлагаю еще бокал шампанского, -- сказал я. -- Думаю, он будет кстати. -- Еще как кстати. Она взяла бокал и выпила. Я одолел двойную дозу "Старого почкоубийцы" и налил еще, на этот раз со льдом. Съел пару-тройку канапе и приказал себе расслабиться. Но не смог. -- Как быть с Боливаром? -- задал я актуальный вопрос. -- Гостиничный номер -- не лучшее убежище. -- Как и этот город, да и вся планета, -- раздраженно заявила Анжелина. -- Мне здесь все не нравится, потому что наш план оглушительно трещит по швам. Я уже начинаю жалеть, что мы повстречали Кайзи и позволили его деньжищам нас загипнотизировать. Я был вполне согласен с ней, но чувствовал, что должен хотя бы изобразить оптимизм. -- Не волнуйся, все у нас получится, и мы разбогатеем. Но сначала давай-таки решим, как быть с Боливаром. -- Успокойся, со мной все будет в порядке, -- сказал он. И тут, словно наперекор его словам, в дверь позвонили. -- Однако береженого Бог бережет, перейду-ка я в другую комнату. -- На этой завалящей планетке очень настырная полиция, -- заметил я. -- Так что, думаю, будет лучше всего, если ты перелезешь через балкон и повисишь снаружи. Я чую запах беды. Сверхчуткий нос меня не подвел. Стоило только отворить дверь, как в прихожую устремились три бугая. -- Здесь интимный ужин, а вас нет в списке приглашенных, -- сказал я, затворяя дверь. Вернее, пытаясь затворить. Воспрепятствовал огромный ботинок. -- Полиция Национальной Безопасности, -- заявил главный бугай и сверкнул узорчатым жетоном с голографическим изображением жалящей змеи. -- Мы войдем. -- Без моего разрешения или ордера на обыск? -- И без того, и без другого. Мы на Феторре и во имя правосудия имеем право вторгаться в любые владения, которые считаем подозрительными. -- У нас тут что-то вроде вечеринки... это она вызвала подозрения? -- Это ты вызвал у нас подозрения! -- прорычал полицейский и толкнул меня в грудь. В других обстоятельствах ему бы это даром не сошло, но сейчас я не мог рисковать. Я неохотно попятился, и он улыбнулся. -- Сегодня тебя видели рядом с известным преступником. -- Но это же не преступление! -- Если я называю это преступлением, то это преступление. А ну, с дороги! Полицейские ринулись вперед, и пришлось шагнуть в сторону, чтобы не затоптали. Анжелина попивала вино и не давала ни малейшего повода счесть, что она заметила наглое вторжение. -- Где Боливар диГриз? -- спросил главный самым злобным и подозрительным тоном. Остальные, наверное, не обладали правом говорить. -- С кем имею честь? -- Инспектор Муавули. Где он? -- Полицейский огляделся. -- Все обыскать! -- Вы о ком? О Боливаре? Он в тюрьме. Его на моих глазах увезли ваши приятели. -- Он не в тюрьме. Сбежал. -- Приятно слышать! Выпить не желаете? Очевидно, такого штампа, как "на службе не положено", феторрская полиция не знала. Не сводя с меня глаз, инспектор Муавули налил полный стакан и осушил единым духом. Его присные вернулись в гостиную с пустыми руками и при виде выпученных глаз и залезших на лоб бровей патрона неодобрительно захмыкали. -- Пределы города не покидать! -- приказал он и удалился. -- Какая прелесть! -- сказала Анжелина, заперев входную дверь на два замка, цепочку и подставив под дверную ручку стул.
Copyright © 2010 sflib.ru