Гарри Гаррисон. Стальная крыса отправляется в ад
  Я  усмирил  рефлексы,  взбесившиеся от
избытка адреналина в крови, и обуздал рассудок.
     -- Моя фамилия диГриз.  У  меня есть основания считать, что там --  моя
жена.
     -- Мистер диГриз, соблаговолите отойти назад и...
     --  Нет! --  Я плюнул  этим словом,  как  змея -- ядом, и  он  невольно
присел. -- Я плачу налоги. Большие налоги. Чтобы вы могли получать зарплату.
У  меня огромный  опыт в полицейских делах. --  Я счел излишним уточнять, по
какую сторону закона набрался этого опыта. -- Что вы успели выяснить?
     -- Ничего. Мы только что прибыли. Сработала пожарная сигнализация.
     -- В таком случае,  я  скажу, что  известно мне. Это здание...  вернее,
бывшее здание, принадлежало  Храму  Вечной Истины. Несколько минут назад  ко
мне пришла уцелевшая прихожанка Ровена Виникультура. Она сказала, что в этом
Храме была моя жена.
     Я расслышал писк компьютера в головном телефоне полицейского.
     --  Сэр  адмирал  Джеймс диГриз! Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы
найти вашу супругу... Анжелину.  Я, капитан Коллин, готов признать, что ваша
должность подразумевает  достаточную меру компетентности  и  ответственности
для передачи вам руководства этим расследованием.
     Прилетев  на Луссуозо, я исключительно по привычке зарегистрировался по
липовому  военному  билету  адмирала  космического  флота.  Видимо,  не  зря
говорят, что лишних предосторожностей не бывает.
     За  большим и  надежно защищенным пожароботом мы побрели по развалинам.
Он прокладывал для нас аккуратную тропу, время  от времени обрызгивал  пеной
дымящиеся  останки  и  фиксировал  в  памяти  каждое  свое движение,  каждое
препятствие,  которое ему  приходилось  огибать. Дверь,  висевшая  на  одной
петле,  жалобно скрипнула,  сорвалась, и мы  оказались  на  дымном  пепелище
просторного   молельного   зала.   Шелестя   лопастями,   над   нами   плыли
робопрожекторы и пронизывали  лучами дым. Куда ни глянь -- развалины, но тел
не видно. Ледяной комок под ложечкой никуда не делся, но заметно уменьшился.
     Зал был щедро украшен резными панелями из дерева и гардинами; от гардин
почти  ничего не осталось. Ряды церковных  скамей  были  обращены к наиболее
разрушенной части зала, где дым был  почти непроницаем. Но вскоре химические
абсорбенты  очистили  воздух,  и  в  свете  летучих  прожекторов  заблестели
исковерканные, искромсанные машины.
     --  Дальше не  пойдем,  --  сказал  капитан  Коллин.  -- Теперь дело за
бригадой судмедэкспертизы.
     Под  бригадой судмедэкспертизы подразумевался один-единственный  робот.
Его серый металлический корпус был под завязку  набит программами пожарной и
судебной  экспертизы,  всевозможными датчиками и микроанализаторами.  Логика
мне твердила, что  со своими обязанностями  он  справится гораздо лучше, чем
неуклюжие люди. И все-таки очень  хотелось пинком отшвырнуть его в сторону и
перевернуть руины вверх дном.
     -- А людей не видно? -- крикнул я.
     --  Ни  единого  живого  существа.  Трупы  также  пока  не  замечены...
Поправка! На  полу  --  красная  жидкость.  Идентифицирую.  Это человеческая
кровь.
     У  меня закружилась голова, а из горла  вместо нормальной  человеческой
речи вырвался хрип.
     -- Экспресс-анализ. Группа крови?
     -- Анализирую. Первая группа, резус отрицательный, аглютинин...
     Остального я не слышал.  У  Анжелины  -- третья  группа и положительный
резус. Я успокоился -- правда, самую малость. Прошло совсем немного времени,
и я  узнал два важных факта.  В молитвенном  зале отсутствовали человеческие
останки, если  не  считать  крови. Зато к залу  примыкала комната, в которой
находилось  большое  количество  электронного  оборудования.  Все  оно  было
тщательно  (а значит, намеренно) уничтожено,  определить  его предназначение
робот не сумел.
     Где же моя Анжелина?

Copyright © 2010 sflib.ru