Гарри Гаррисон. Стальная крыса отправляется в ад
ГЛАВА 12
-- Она говорить умеет! -- воскликнула Анжелина. -- Не только говорить, но и читать мысли. Что я сейчас подумал, то она и сказала. Слово в слово. -- Неужели она и в мои мозги может залезть? -- хрипло произнесла тварь. Анжелина отшатнулась. -- А это уже моя мысль. Слушай, не нравится мне это существо. Совсем не нравится. Пойдем отсюда, а? -- Секундочку. Я все-таки хочу выяснить, для чего ей эти шарики... Я выяснил, и гораздо раньше, чем мне того хотелось. Тварь с невероятным проворством хлестнула отростком-прутом, и я не успел отпрянуть. Прут обвился вокруг моей шеи и потащил меня вперед. -- Грррк... -- только и сумел выговорить я, всаживая в бок твари стеклянный нож. Из раны потекла желтая жидкость. Резать было невероятно трудно. Тварь упорно подтаскивала меня к себе. -- Щупальце руби! -- Анжелина обхватила меня сзади, изо всех сил уперлась ногами в землю. Это немного помогло, но я все равно приближался к пасти, из которой вырывался голос. Тварь умолкла, пасть все расширялась, и я разглядел в ней множество темных острых роговых пластин. Я рубил и хрипел. Перед глазами сгущалась красная пелена, но я не сдавался. Волокнистая конечность отделилась от туловища твари, когда ее пасть была уже перед моим носом. Я опрокинулся навзничь. Сквозь обморочный туман я видел, как Анжелина тащит меня по земле. Тварь снова заговорила. Громко, хрипло. -- Неужели это страшилище... читает мои... Я сел и потер саднящую шею. Надо же, чуть ни прикончила! -- Как самочувствие? -- Больно! Но в целом -- терпимо. Я опустил глаза. Нож и правая рука были покрыты вязкой жидкостью, а в другой руке я все еще сжимал отсеченную конечность с красным шаром. -- Давай вернемся к океану, -- произнес я так же хрипло, как и телепатка-душительница, которая все еще исторгала мешанину из обрывков наших мыслей. -- Хочу отмыться от этой гадости и узнать, годится ли в пищу наша добыча. -- Давай я ее понесу, -- предложила Анжелина. -- И советую пошевеливаться, а то это чудо-юдо, чего доброго, за нами поползет. Конечно, она шутила, но у меня от этой шутки прибавилось сил. Скоро мы вернулись на берег, я отскреб и отмыл запекшуюся кровь. Рядом со мной Анжелина полоскала шар в воде. -- Дай-ка нож, -- попросила она. -- Сейчас моя очередь отведать туземной пищи. -- Он же размяк. -- Я быстро. Я не успел ее остановить. Она разрезала шар, мякоть оказалась влажной, ярко-красной, волокнистой. Больше всего она напоминала мясо. Анжелина отрезала ломтик, понюхала. -- Запах вроде ничего. -- Не надо, -- сказал я. Но опоздал. Она сунула ломтик в рот, быстро разжевала и проглотила. -- Недурно. Нечто среднее между морепродуктами и конфетами. -- Не стоило этого делать. -- Почему? Кто-то ведь должен был попробовать. К тому же сейчас действительно моя очередь. И я пока отлично себя чувствую. Ладно, по крайней мере, знаем теперь, почему тропа огибала полянку. -- Ой! -- Я коснулся ободранной шеи. -- Ты была права, и больше мы не будем сходить с тропы. Эта тварь -- здешний аналог рыбы-удильщика. Один к одному. -- "Рыба-удильщик"? -- Угу. Она живет в океанских глубинах. У нее есть орган наподобие удочки -- стебелек растет из макушки, а на кончике фонарик качается, перед самым ртом. Отсюда и название. Фонарик сияет во мраке, другие рыбы плывут на свет и попадают в пасть к удильщику. -- А зачем этой зверюге читать мысли? Я тяжело вздохнул и пожал плечами. -- Кто знает? Должно быть, это как-то действует на местные организмы. Что ты делаешь? Она отрезала еще кусочек красного шара и прожевала. -- Ем. А ты что подумал? Я смотрел на движущиеся тени и прикидывал, сколько времени прошло с тех пор, как я оказался здесь. Анжелина посмотрела мне в лицо, а затем погладила по руке. -- Бедняжка Джим. Не бойся, я здорова, только есть очень хочется. -- Дай и мне попробовать. Может, этот яд убивает избирательно, по половому признаку.
Copyright © 2010 sflib.ru