Гарри Гаррисон. Стальная крыса отправляется в ад
ГЛАВА 22
-- Ну что видишь? -- прошептал Беркк. -- Ничего. Темно. И очень тихо. Я распахнул дверь настежь, и зеленые плафоны осветили неровный пол, заваленный всяким хламом. На стене змеилась надпись светящейся краской: "Если ты сюда пришел, уходи скорее!" Похоже, тут и до нас кому-то очень не понравилось. На полу в изобилии валялись обломки пластика и пустые раздавленные контейнеры. И стояла неописуемая вонь. -- Фу! -- сказал Беркк. -- Здесь что-то сгнило. -- Тут везде такой запах. Я тебе говорил, так пахнет каменный порошок. Там, где я в самом начале очутился. В раю. -- Запашок не райский. -- Это потому, что рай на поверхности. Меня сюда принес робот со встроенным гравишютом, мы упали в яму и приземлились здесь. А рай наверху. -- Так всегда бывает. -- Идиот! Он на поверхности планеты. Это планета по имени Рай. -- Здорово. Но как нам туда подняться? -- Очень хороший вопрос. Но у меня пока нет ответа. Поэтому начнем с того, что уберемся с этой помойки. Смотри, вон там вроде свет пробивается. Притвори дверь, но неплотно. Вот так. И постой рядом с ней, а я пока взгляну. Вертикальная щель в стене пропускала красный свет. Похоже, тонкие металлические плиты были пригнаны неплотно. Подойдя к ним и ощупав стык, я убедился в правильности своей догадки. И приник глазом к щели. Пустыня, светящиеся красным ямы, пламя, то и дело рвущееся из них. Вонь шла снаружи. Знакомая сцена. Отсюда начались мои мытарства в подземном мире. -- Беркк. -- Что? -- Поройся в мусоре. Нужно что-нибудь тонкое и прочное. Эта стенка -- из листового металла, попробуем оторвать панель. Осколок жесткого пластика согнулся и громко затрещал. Тогда мы прибегли к помощи кривого арматурного прута. Щель удалось расширить; мы просунули в нее пальцы и, проклиная острый край листа, потянули его на себя. -- А ну-ка, -- сказал я, и мы рванули разом. Лист с треском отвалился, в стене появилась брешь, достаточно широкая, чтобы мы смогли пролезть... Из одной тюрьмы в другую. Я не поддался пораженческому настроению и огляделся. Невдалеке -- темный силуэт. Здание, понял я. В первый раз я его не заметил. Впрочем, я тогда ничего толком не разглядел. -- Ну что, посмотрим? -- А разве есть выбор? Ответа не последовало. В пронизанной красными сполохами полутьме видно было не слишком далеко. Укрыться на равнине было негде. Но людей мы поблизости не заметили. -- Пошли. Мы осторожно приблизились к темному силуэту -- он и впрямь оказался зданием. Черные проемы в стенах походили на двери и окна без стекол и занавесок. Некоторые помещения были слабо освещены. Тишина, никого не видать. Я заглянул в окно и увидел ряды кроватей или топчанов, ни с чем другим их нельзя было спутать. -- Женщины, -- прошептал я, показывая. -- Они не могут работать без отдыха. Смотри, некоторые койки заняты. -- Ага. Мы на карьере тоже в две смены вкалывали. Мы обогнули безмолвствующее здание и увидели столы. Они терялись из виду в красном далеке. Над ними сгибались женщины. Налетел мерзкий запах, его сопровождал шорох... прибыла новая партия каменного порошка. -- Хочу с ними поговорить, -- сказал я. -- Наверняка им кое-что известно об этом местечке, ведь они сюда тоже откуда-то попали. Значит, тут должен быть и выход. Я двинулся вперед, но Беркк ухватил меня за руку. -- Куда без меня? Мы подбежали к ближайшему столу и залегли в тени, у ног одной из работниц. Если она и заметила нас, то виду не подала. -- Ni estas amikoj, -- сказал я. -- Parolas Esperanto? Сначала она не отвечала, даже не поворачивала головы. Только медленно водила руками по движущемуся слою порошка на столе. Потом спросила, не глядя на нас: -- Да. Кто вы и что здесь делаете? -- Друзья. Ты можешь рассказать об этом месте? -- Нечего рассказывать. Мы работаем. Ищем то, что надо искать. Когда находим достаточно, об этом узнает Он. Он всегда узнает. Он приходит, забирает, а потом мы едим и спим.
Copyright © 2010 sflib.ru