Гарри Гаррисон. Стальная крыса отправляется в ад
ГЛАВА 29
-- Их там не меньше пятидесяти. -- Анжелина скривилась от отвращения. -- И все мерзавцы, как на подбор. Профессор, я вас умоляю, нажмите кнопочку, взорвите бомбу, и все мы будем крепче спать по ночам. Мы сидели втроем и смотрели на экран постоянно действующего монитора. Койпу сокрушенно вздохнул и отрицательно покачал головой. -- Слишком рискованно. Достаточно одному из его "я" спрятаться на одной из миллионов планет в тысячах вселенных, чтобы все началось сначала. -- Но мы будем следить, наблюдать, бдить... -- Да, -- произнес я с глубокой печалью, -- все-таки жаль, что нельзя взорвать бомбу. Конечно, смерть Слэйки -- ничто по сравнению со всеми его злодеяниями, но я бы не стал лить по нему слезы. Однако профессор прав. Может быть, Слэйки и псих, но он далеко не дурак. Если снова возьмется за старое, то на сей раз обойдется без фальшивых религий. Придумает что-нибудь похитрее, и мы не сможем его разоблачить. Найдет планету с подходящим климатом, с запасами графита и построит там фабрику. Будет работать подпольно, стараясь не вызвать подозрений, и в конце концов добьется своего. Ведь у него в запасе целая вечность. Ага, вот и они! Мы едва успели заметить движение возле черного шара. Космические пехотинцы репетировали, наверное, тысячу раз, сократили необходимое время до трех секунд и в решающий момент полностью в него уложились. Двое огромных сержантов с лязгом припечатали к шару водородную мину, капитан Гризли саданул кулаком по кнопке, и они исчезли так же внезапно, как и появились. Рядом с Койпу вспыхнул экран, на нем показалось изображение Беркка. -- Готово, профессор. Фугас на боевом взводе, датчик действует исправно. -- Очень хорошо, спасибо. До связи. Экран погас, и Койпу с облегчением вздохнул. -- Беркк -- хороший техник. Я рад, что он решил служить в Корпусе. И его двойник. Они мне помогли сконструировать датчик, и теперь за сохранность уннильдекновия беспокоиться не стоит. -- Я что-то упустила? -- спросила Анжелина. -- Да. Сегодня ночью меня замучила бессонница, а ты спала как убитая. Я пришел сюда и увидел профессора Койпу, он таращил на экран красные глаза и мучился над той же проблемой, которая не давала покоя и мне. Что, если... -- Какое именно "если" ты имеешь в виду? -- Что, если один из Слэйки гуляет на воле? Что, если он соорудит машину пространства-времени, достаточно мощную, чтобы перенести уннильдекновиевую сферу в другую вселенную? Тогда его братцы непременно сбегут снова и заварят кровавую кашу. И мы нашли выход из тупика. Взяли со склада водородную мину, дополнили молекулосвязью, и только что на твоих глазах бесстрашные десантники сделали ее неотъемлемой частью сферы. -- А еще, -- сказал Койпу, -- мы на ней установили датчик энтропийного размежевания. Если шар окажется в другой вселенной, там появится водородное облако. -- Но если Слэйки не украдет шар, -- возразила Анжелина с несокрушимой женской логикой, -- то будет преспокойно жить-поживать в своих многочисленных телах. И как вы намерены избавиться от этой вечной угрозы? Мы с профессором хором тяжело вздохнули. -- Над этой проблемой трудятся наши эксперты, -- сказал я. -- Мы замаскировали ее под абстрактную головоломку и предложили всем философским кафедрам галактических университетов. Когда-нибудь в чьей-то светлой голове родится ответ. А до тех пор нам остается только наблюдать. -- Ага, до скончания века. Значит, оставляем правнукам в наследство головную боль? Я не люблю, когда мне сыплют соль на раны, и всегда в таких случаях стараюсь сменить тему. -- Зато мы можем кое-что сделать для жертв Слэйки. Я имею в виду женщин из чистилища. Те из них, кто не нуждался в госпитализации, разлетелись по своим планетам. Им назначены пожизненные пенсии -- в основном из средств, вырученных за имущество Слэйки, которое пошло с молотка. То же относится и к шахтерам, с одним-единственным исключением. Бубо отправлен в психиатрическую лечебницу для преступников, а уж там врачи посмотрят, можно его вылечить или нет.
Copyright © 2010 sflib.ru