Гарри Гаррисон. Стальная крыса отправляется в ад
ГЛАВА 7
Я поднял руку ладонью вперед -- во всей вселенной этот жест означает мирные намерения. По крайней мере, так я полагал. -- Погодите, -- сказал я. -- Если вы нападете, нам придется за себя постоять. А мы очень опасны. Все вы получите увечья и даже погибнете, если осмелитесь сопротивляться. Мы не простые люди. Мы -- безжалостные убийцы. -- Обед! -- кипятился вождь краснокожих. -- Мясо! Убейте их! Я сложил поднятую кисть в чашечку, выставил перед собой другую и угрожающе запрыгал на полусогнутых ногах. Рядом Сивилла приняла точно такую же стойку для защиты и нападения. -- Надеюсь, ты это не всерьез? Ведь ты не собираешься их убивать? -- Нет. Но хочу напугать, чтобы побыстрее с этим закончить. Вперед! Мы дружно завопили и напали. Ребром ладони я саданул краснокожему верзиле по запястью, он взвизгнул и выронил оружие. Не теряя времени, я вонзил пальцы ему в солнечное сплетение, и, пока он падал, я проскочил мимо и сделал подсечки двоим рогатым, которые прикрывали его с тыла. Тем временем Сивилла стремительно обошла неприятеля с фланга. Два молниеносных удара по почкам, и две женщины с воплями летят с ног. Увидев занесенный над моей головой камень, я резко присел, выпрямился и рубанул противника по шее. И шагнул в сторону, чтобы он не упал на меня. Еще несколько красивых тумаков, и все кончено. Полз боя покрыто корчащимися, стенающими краснокожими людоедами. Один из них потянулся за камнем, я наступил ему на запястье. Это был последний очаг сопротивления. -- Какие-то хилые, жалкие... -- Сивилла недовольно отряхнула ладони. -- Иначе бы мы с ними не справились. Кажется, обошлось без переломов и крови. Мы подобрали и отшвырнули подальше каменное оружие. А затем как следует рассмотрели поверженных забияк. Одеждой (если это слово здесь уместно) им служили грязные и выцветшие лохмотья, плохо скрывавшие, а то и вовсе не скрывавшие, те места, которые принято скрывать хорошо. Все щеголяли пунцовой кожей, изящными рожками и хвостами. Хвосты волочились по земле вслед за своими хозяевами, когда те трусливо отползали от меня. Я прошел между ними, схватил под мышки бесчувственного вожака, привалил спиной к скале и подождал, пока он очухается. Он со стогом открыл глаза, взвизгнул, упал и попытался отползти. Я вернул его в прежнюю позу. -- Послушай, приятель, тебе некого винить, кроме самого себя. Ведь это ты подкинул шайке идею прикончить нас и съесть. Мы только защищались. Давай считать что мы квиты. Не надо мычать, просто кивни. Вот так, уже лучше. Первый контакт не удался, попробуем еще раз. Меня зовут Джим. За моей спиной раздался болезненный возглас и звук падения. Я понял, что Сивилла надежно прикрывает меня стыла. -- А меня... Катберт Подписи, я профессор кафедры сравнительной анатомии университета Войданетвой. -- Профессор? Рад познакомиться. Далековато вас занесло от родных пенатов. Он помассировал ушиб на животе, поднял мутные красные глаза и тяжело вздохнул. -- Пожалуй. Я давно об этом не думал. Тут все мысли подчинены голоду и жажде, мы хотели только добыть чуть-чуть протеина... -- Профессор всхлипнул, видимо, ему стало очень жаль себя. -- Наш рацион слишком однообразен и малопитателен. Я абсолютно уверен, в местной пище нет многих необходимых аминокислот, минеральных солей и витаминов... -- А, вы о той серой дряни из скалы? Это и есть ваша пища? -- Именно. Она называется колимикон. Не представляю, что означает это слово. Я его услышал, как только сюда попал. -- А как вы сюда попали? -- поинтересовалась Сивилла. Она подошла ко мне, но не спускала глаз с побитых туземцев. -- Если бы я знал... Я решил провести отпуск на праздничной планете, понежиться на пляжах Вулканна... Все было так хорошо, я отлично загорел, совсем не так, как здесь... Я растолстел от переедания, испортил печень, злоупотребляя алкоголем, ну, вы понимаете... Помню только, однажды вечером улегся в постель, а проснулся здесь. -- А что вы знаете о других? -- У тех, с кем я разговаривал, истории очень похожи на мою.
Copyright © 2010 sflib.ru