Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Наконец  раздался  частый  топот  множества  ног,  и  нас атаковал взвод под
предводительством мрачного сержанта.
     -- Добрый день, сержант. Вас не  затруднит  объяснить,  почему  в  меня
целится этот солдат? Нет, лучше скажите, почему вы все в меня целитесь?
     -- Изъять  "дипломат"!  Надеть  наручники!  Увести!  Немногословный  он
парень, этот сержант. На картах, розданных журналистам, не был отмечен лифт,
в который меня затолкали. Как и не было на них даже намека на многочисленные
ярусы под первым этажом. Подземелье Бог знает на  какую  глубину  уходило  в
планетное  чрево.  По  моим  барабанным  перепонкам  шарахнуло давлением. Мы
проезжали ярус  за  ярусом,  и  вскоре  я  сбился  со  счета,  но  их  числу
определенно  позавидовал бы любой небоскреб. От мысли, что я откусил гораздо
больше,  чем  способен  прожевать,  мой  желудок  съежился.   Наконец   меня
вышвырнули  из  лифта,  провели  по коридору, перегороженному на каждом шагу
решетчатыми воротами, и втолкнули в помещение особенно мрачного  вида  --  с
традиционно  голыми  стенами,  лампами  без абажуров и жесткой табуреткой. Я
тяжко вздохнул и сел. Мои попытки завязать разговор остались  без  внимания,
как  и  предъявление  репортерского  пропуска.  Впрочем,  его у меня забрали
вместе с ботинками, а следом за ними отправилась и одежда. Я  накинул  халат
из черной колючей мешковины и более не старался разговорить охранников.
     Честно говоря, мой боевой дух в те минуты пребывал не на высоте и падал
все ниже   по   мере  того,  как  слабело  действие  успокаивающе-собирающей
таблетки.  Как  раз  в  тот  миг,  когда  он   шлепнулся   на   самое   дно,
громкоговоритель неразборчиво пробулькал несколько приказов, и меня в спешке
препроводили  по  коридору  в  другой  кабинет  --  с точно такими же голыми
лампами и табуретом. Но здесь обстановку дополнял металлический стол, и  еще
больше металла было в глазах офицера, который восседал за ним. Вперив в меня
весьма   красноречивый   взгляд,  он  указал  на  мою  расчлененную  одежду,
"дипломат" и обувь.
     -- Меня зовут полковник Неуредан, и я тебе не завидую.
     -- Вы  со  всеми  журналистами-межпланетниками   обращаетесь   подобным
образом?
     -- Никакой  ты  не  журналист,  --  изрек  он с теплотой двух жерновов,
трущихся друг о друга.
     -- Документы липовые. Кроме  того,  у  тебя  в  ботинках  молекусвязные
генераторы.
     -- Разве их ношение запрещено законом?
     -- Здесь,  на  Пасконжаке,  запрещено.  Наш  закон  карает  за все, что
угрожает  безопасности  Монетного  Двора  и  выпускаемых   им   межпланетных
кредитов.
     -- Но ведь я ничего плохого не сделал!
     -- Все,  что  ты сделал, плохо. Подделка документов -- раз. Нелегальное
проникновение на охраняемую территорию -- два. Усыпление охранника  --  три.
Любое  из  этих  преступлений  учтено нашим уголовным кодексом. Четырнадцать
пожизненных сроков -- вот что тебе светит! -- От  его  голоса,  и  без  того
угрюмого, повеяло могильной жутью. -- И даже кое-что похуже.
     -- Шутите? Что может быть хуже четырнадцати пожизненных сроков?
     Как ни силился я держать себя в руках, голос мой прозвучал надтреснуто.
     -- Смертная казнь. Кража на Монетном Дворе карается смертью.
     -- Но ведь я ничего не украл! Проклятый голос! Дрожит, чтоб его!
     -- Очень  скоро мы это выясним. Приняв решение чеканить пятисоттысячные
монеты, мы  надлежащим  образом  позаботились  об  их  защите.  Подсыпали  в
материал  микроскопические  приемники,  улавливающие особый сигнал на особой
частоте. А еще -- звуковые устройства, выдающие их местонахождение.
     -- Ну и глупо! --заявил я с ничем не обоснованной  бравадой.  --  Здесь
это не сработает. Столько монет...
     -- Все  они  уже  в  надежном хранилище под десятью футами свинца. Если
хоть одна монета -- снаружи, мы ее услышим.
     Будто  в  подтверждение  его  слов  вдали  раздался  колокольный  звон.
Железную физиономию моего инквизитора украсила ледяная улыбка.
     -- Это они, -- вымолвил он.
     Мы  просидели  в  молчании  несколько  долгих минут. Наконец раскрылась
дверь и знакомые охранники бросили на стол знакомый мешок.
Copyright © 2010 sflib.ru