Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Глава 14
После телевизионного вступления мы повторили номер -- сказать по правде, без огонька. Но публика этого не заметила, совершенно забалдев от одного нашего присутствия. Райцы качались, махали руками, однако ухитрялись при этом помалкивать. Но едва Железный Джон слился с нами в рефрене "Тяги! Тяги!", они завопили и заорали в невыразимом экстазе. Когда мы затянули последнюю "тягу" и смолкли, разразилась бешеная овация. Железный Джон отечески улыбнулся нам, затем строго посмотрел на зрителей и воздел ржавый палец. Мигом наступила тишина. -- Я разделяю вашу радость по поводу визита почетных гостей. Но у них выдался утомительный день, так что давайте позволим им отдохнуть. Не забывайте: они останутся с нами навсегда. Им выпала редкая удача -- стать полноправными гражданами Рая и до конца дней жить в нашей сказочной стране. И вновь -- брутальная радость. Без особого энтузиазма выслушав приговор к пожизненному заключению, мы уложили инструменты в рюкзаки и отдали их поджидающим слугам. Зрители, все еще слегка пульсируя экстазом, двинулись к выходу. -- Секундочку, пожалуйста, -- попросил нас Железный Джон. Подождав, пока выйдут посторонние, он коснулся кнопки на стене, и створки высокой двери бесшумно сдвинулись. -- Отличная песня. Нам всем очень понравилось. -- Девиз "Стальных Крыс" -- "Доставляй людям радость". -- Чудесно. -- Он перестал улыбаться и мрачно посмотрел на нас. -- Вы можете еще кое-чем нас обрадовать. Вы здесь надолго, и нам очень хочется, чтобы вы были счастливы. Так что осчастливьте и себя, и нас, соблюдая осторожность в выборе тем для разговора. -- Что вы имеете в виду? -- поинтересовался я, хотя уже четко представлял себе, к чему он клонит. -- Мы все довольны судьбой. Тут надежно и спокойно. Я терпеть не могу смут. Джентльмены, вы переселились к нам из очень неблагоустроенного внешнего мира. В Галактике все нормально, скажете вы. И будете правы -- если не замечать вечной войны. Борьбы противоположностей, от которой мы, к счастью, избавлены. Вы -- дети цивилизации, в чьей основе не самосозидание, а саморазрушение. Вы -- жертвы негативизма, который подавляет жизнь, угнетает культуру, ослабляет даже сильнейших. Вы понимаете, о чем я говорю? Ни Флойд, ни Стинго не ответили, так что пришлось кивать мне. -- Понимаем. Хоть мы и не во всем разделяем кое-какие ваши умозаключения, предмет обсуждения нам совершенно ясен. И я торжественно обещаю: пока мы пользуемся вашим гостеприимством, ни я, ни мои помощники ни словом не обмолвимся о противоположном поле. То есть о женщинах, девушках, самках. Запретная тема. Но поскольку вы сами ее коснулись, я делаю вывод, что вы вправе... -- Не вправе. -- Ясно, больше вопросов нет. Мы очень благодарны за радушный прием и постараемся не бросить тень на вашу репутацию. -- Юный Джим, ты умен не по летам. -- На лицо Джона вернулся призрак улыбки. -- Должно быть, ты устал. Сейчас вам, ребята, покажут жилье. Створки раздвинулись. Железный Джон отвернулся. Аудиенция завершилась. Мы удалились, всячески изображая беспечность. Золотистый провел нас все по тому же кирпичному коридору в довольно шикарные, хоть и тоже краснокирпичные, апартаменты. Он включил телевизор, убедился, что в ванной работают краны, поднял и опустил шторы, затем поклонился и вышел. Я прижал палец к губам. В напряженном чуть ли не до судорог молчании Флойд и Стинго смотрели, как я с помощью детектора, позаимствованного у Тремэрна, выискиваю "жучков". После того видеоклипа я проникся большим уважением к местным электронщикам. -- Чисто, -- сообщил я. -- Ни одной женщины, -- вымолвил Стинго. -- Даже говорить о них нельзя. -- Ну, какое-то время я бы смог без этого прожить, -- подал голос Флойд, -- но кто теперь будет солировать? -- Очень эффектный пример, -- сказал я, -- первоклассного электронного дублирования. -- Но откуда взялся этот клоун? -- спросил Флойд. -- Ей-Богу, я видел его первый раз в жизни.
Copyright © 2010 sflib.ru