Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Глава 20
Я любовался мирной женской возней, и вдруг накатила усталость. В боку вспыхнула боль -- похоже, сломано ребро-другое. Я потягивал вино, однако толку от этого было маловато. Сейчас бы одну-две старт-капсулы, они бы мигом вернули меня к жизни, на худой конец к ее смутному подобию. В рюкзаке... -- Рюкзаки! -- хрипло воскликнул я. -- Там все наше снаряжение! Оно досталось этим брутальным недорослям! -- Не все, -- успокаивающе произнесла Мата. -- Как только вы сбежали, мы позаботились о том, чтобы Вельди, ваш коридорный, уснул. Теперь оба рюкзака здесь, но в резиденции не нашлось вещей твоего друга Стинго. Надо полагать, их прибрал к рукам Железный Джон или кто-нибудь из его присных. -- Худо дело, -- простонал я. -- В том рюкзаке есть кое-что, чего ему вовсе не следовало бы видеть... -- Можно мне сказать? -- обратился ко мне Тремэрн через челюстефон. -- Я молчал, ожидая, пока все утрясется. Рюкзак Стинго вне опасности. -- Он у вас? -- Пожалуй, следовало сказать: не опасен. Во всех ваших рюкзаках -- контейнеры с гнилизатором. По шифрованному радиосигналу контейнеры откупориваются, гнилизатор вытекает и в один миг разлагает содержимое рюкзака на молекулы. -- Отрадно слышать. Иные тайны слишком долго хранятся за семью печатями, не правда ли? Челюсть не ответила. Я протянул стакан за новой порцией вина. -- А сейчас -- несколько простеньких ответов на столь же простенькие вопросы, если, конечно, вы не против. Усталость выпарила из меня гнев, притупила страх неминуемой смерти. Мата кивнула. -- Прекрасно. Небольшой экскурс в историю. Как получилось, что мальчики отошли направо, а девочки -- налево? -- Согласие сторон, -- ответила Мата. -- Много лет назад наших праматерей насильственно переселили на эту планету. Бесчеловечное отторжение от общества подействовало на них отрезвляюще, и они позаботились о том, чтобы здешнее общество не унаследовало отрицательные черты больших цивилизаций. У нас превалируют мир, здравомыслие и логика. Вот так мы и стали теми, кого ты видишь перед собой. -- Женщины, -- сказал я. -- Страна амазонок. -- Верно. Нам долго пришлось бороться за выживание. Фундаменталисты старались нас поработить, соседи за стенкой -- вообще уничтожить. Нас считают "низшей расой", угрозой их существованию. Высадившись на этой планете, праматери обнаружили, что психопаты-жлобисты уже неплохо обустроились. Думаешь, легко было добиться, чтобы они оставили нас в покое? Сколько времени на это ушло, сколько сил! Не желая больше их растрачивать, матери-основательницы сумели убедить правящую клику мужчин, что они только выиграют, если найдут своей энергии более мирное применение. Они пошли на сделку с мужскими вожаками, помогли им прочно обосноваться на вершине социальной пирамиды, зато все нижние слои подчинили себе. -- Какой ужас! -- сказала Мадонетта. -- Превратить всех мужчин в рабов! -- Никогда не называй их рабами. "Добровольные помощники" звучит намного лучше. Мы доказали мужским вожакам, в частности этому гадкому типу по прозвищу Железный Джон, что править с помощью мозгов гораздо удобнее, чем с помощью мускулов. А если мозги и мускулы помогают друг другу, то они вообще способны творить чудеса. Их сила, наш ум и научные познания... Вот так и развивались наши культуры -- порознь, но в плодотворном сотрудничестве. Вначале было много конфликтов, даже обоюдной ненависти, но мы положили этому конец, когда договорились, что только мужские власти будут знать о нашем существовании. Надо сказать, эту идею они приняли с восторгом. -- Тогда-то вы и построили два Рая? И стену? -- Верно. Лайокукая богата красной глиной и ископаемым топливом, поэтому мужчины страстно увлеклись обжигом кирпичей. Разумеется, после того как мы обучили их этому ремеслу. Они даже состязания устраивали -- кто больше вылепит, обожжет или перетащит. Чемпион получал прозвище Кирпичное Рыло и огромную популярность.
Copyright © 2010 sflib.ru