Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Глава 22
То ли я -- лежебока, то ли адмирал в обычной жизни -- трудоголик... А может, и то и другое. Ибо к тому времени, как я явился пред его очи, он успел в одиночку подготовить все до малейшего пустяка. Комкая список, он бубнил над грудой снаряжения. Заслышав мои шаги, поднял глаза, помахал рукой и разделался с последним пунктом. -- Вот тебе новый рюкзак. Почти все, что в него напихано, может сгодиться, а это -- распечатка описи. Надо думать, в синтезаторе ты таскал много чего незаконного, даже, наверное, смертоносного. Можешь выковырять, когда я уйду. ИРИНа собирает новый тахиметр. Скоро подойдет Флойд... А вот и Мадонетта! Просим, просим! Стинго удалился со всей грацией, какую только допускали костыли. В комнату впорхнула Мадонетта -- воплощенное обаяние -- и взяла меня за руки. Затем, обнаружив, что одними рукопожатиями чувства не выразить, ласково поцеловала меня в щеку. Мои руки машинально раскинулись для объятий, но сомкнулись в пустоте, так как она уже выскользнула и опустилась на кушетку. -- Эх, Джим, как бы я хотела пойти с тобой... Но знаю -- это невозможно. Ужас до чего неохота возвращаться в тесный, душный офис. -- Мне будет не хватать тебя. -- Я надеялся, что это прозвучит спокойно и ровно, однако со страхом поймал себя на слезливо-елейном тоне. -- То есть всем нам, конечно. -- А мне -- вас. Не все было гладко, но ты всегда держался молодцом. Должно быть, я залился румянцем, настолько тепло и нежно звучал ее голос. -- И вообще, в моей жизни еще не бывало таких приключений. И мне совершенно не хочется возвращаться к папкам, заседаниям и запертым окнам. Даешь работу на свежем воздухе! Как тебе эта мысль? -- Отлично, отлично, -- покивал я. Мне ее уже не хватало. Не знаю, чем бы все это кончилось, если б не вошел Флойд -- жизнерадостный до тошноты. -- Доброе утречко! Денек -- в самый раз для экспедиции. Мадонетточка, милая ты наша спутница и товарищ по оружию, здравствуй и, увы, прощай. Работать с тобой было одно удовольствие. -- А ты бы не согласился поучить меня самообороне без оружия? -- С превеликой радостью. Это совсем просто, главное -- стараться. -- И тогда меня возьмут в оперативные агенты? -- Наверное, нет. Но я могу замолвить словечко. -- Правда?! Ой, как здорово! Век тебя не забуду. Я только что сказала Джиму, что в офис больше -- ни ногой. Они улыбнулись друг другу с противоположных концов кушетки, едва не соприкасаясь коленями. Им было не до меня. Я всей душой возненавидел Флойда. А потому несказанно обрадовался стуку костылей и шарканью волочащихся ног. -- Все в сборе, -- сказал Стинго. -- Прекрасно. Тахиметр готов. Как только он это произнес, штуковина, которая семенила за ним по пятам, выбежала вперед. Искусственная собака на негнущихся лапах. В жизни не видывал ничего уродливее. Черный искусственный мех с россыпью проплешин, черные глазкипуговки. Когда она сказала "гав-гав", из пасти высунулся сухой красный язык. -- Что значит -- гав-гав? -- вспылил я. -- Что еще за пакость? -- Тахиметр, -- ответил адмирал Стинго. -- Гав-гав, -- снова изрекла собака. -- Удобства ради тахиметр совмещен с мобильным терминалом. -- ИРИНа? -- заподозрил я. -- А то кто же? Как тебе нравится этот красавчик? -- Отродясь не видал ничего искусственнее этого фальшивого пса. -- Ладно, не бери в голову. Бобик и впрямь произведение искусства... Скажем, современного искусства, если тебе на ум пришла какая-то гадость. Между прочим, эта милая собачонка общается со мной посредством гравиметрических волн. Как тебе, наверное, известно, они, в отличие от радиоволн, не знают преграды. Они проникают сквозь здания с мощными стенами, даже сквозь огромные горные хребты. Так что мы постоянно в контакте. Готова признать: Бобик знал лучшие времена. Но ты ведь слышал поговорку про битых и небитых? -- Слышал. Однако небитых нам не предлагают, а посему я беру мобильный терминал.
Copyright © 2010 sflib.ru