Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Глава 25
-- Я могу тебя прикончить, -- холодно вымолвил Командир. -- Глазом моргнуть не успеешь. -- С этими словами он очень даже нервно раздавил окурок в пепельнице. -- Спокойствие, спокойствие, -- сказал я. -- Ведь ты притащил нас сюда явно не с бухты-барахты. Почему бы не довести дело до конца и не объяснить, какая помощь от нас требуется? Командир хмурился; он выглядел сердитым и опасным. Как говаривала моя матушка -- почему я все время ее вспоминаю? -- "свинобразы липнут на мед, а не на уксус". Помягче надо, помягче. -- Командир, ну что вы, право, -- залебезил я. -- Мы же за вас, только мы, больше вам не на кого рассчитывать. Вы отлично знаете, чего хотите, а из солдат никто не представляет себе истинной картины. Вы тут не единственный начальник, но, похоже, только вас осенила идея устроить небольшой заговор. Устроить по-своему. Вы потрудились на славу -- не знаю, кому еще под силу такое. Мы готовы помочь... если, конечно, вы не против. Хмурое выражение на лице Командира исчезло. Флойд, подражая мне, улыбнулся и кивнул, но не сказал ни слова. Зажглась вторая сигара. Вверх потянулся дымок. Курильщик благодушно кивнул. -- Конечно, Джим, ты прав. Невероятная ответственность, постоянная нагрузка на психику... А кругом -- одни болваны! Stulteguloj! Kretenoj! Вековое кровосмешение и прозябание в норах не слишком хорошо отражаются на умственных способностях. Поражаюсь, как мне самому хватило рассудка, чтобы это заметить. Я так не похож на них, будто родился на другой планете -- этакое дитя гомо сапиенс в пещере неандертальцев. Мне это показалось знакомым. Не родился еще "сильная рука", диктатор, военачальник, который не считал бы себя венцом творения. -- Да, сэр, вы не такой, как все, -- подхватил Флойд чуть ли не застенчиво. -- Я это понял, едва вы заговорили. Похоже, мы с Флойдом учились в одной школе. Правда, раньше мне казалось, он лишь скользит по верхам. Выходит, ошибочка. -- Так вы заметили? Впрочем, для Внешних разница, надо думать, очевидна. Поверьте, мне было нелегко. Я даже к начальству обращался, выявлял некоторые проблемы, предлагал решения... Как об стенку горох, честное слово. И ведь молодежь не лучше. Хотя надо ей отдать должное -- она волнуется. Особенно когда до нее доходит, как мало радости в простом выживании. Поначалу это, конечно, занятно -- вызов обществу и все такое. Но через денек-другой удовольствие сходит на нет. -- Уж не беспокойство ли молодых навело вас на мысль о необходимости вождя? -- спросил я. -- Не сразу. Но я все чаще замечал, как младшие теряют уважение к старшим. Только к ученым они пока относятся благосклонно. С их точки зрения, одни лишь ученые делают что-то новое и нужное. Потому-то я и стал Альфамегой. Меня считают молодым ученым. Мятежником, не способным идти в одиночку наперекор ветхим идеям, наперекор устоям, а посему вынужденным искать сочувствия среди людей его возраста и склада ума. -- У меня руки затекли, -- улыбнулся Флойд. -- Нельзя ли ненадолго снять железки? -- Нельзя. Вы нужны мне там, где находитесь. А ты переменчив, дружище. Куда девалась твоя теплота, и почему ты вдруг затянулся с такой силой, что сигара затрещала и заискрилась? -- Мы, выживисты, очень внимательно следим за событиями. На всей этой планете. Создали наблюдательную сеть еще до того, как здесь опустился первый ваш корабль. С тех пор мы ее расширяем и совершенствуем. Ни одна птичья свара, ни одно падение полпеттона не ускользает от наших глаз. От моих глаз! Потому что я наблюдаю за наблюдателями. Я наблюдал и заметил, что на поиски археологической находки тратится уйма ресурсов и сил. За этим скрывается что-то важное, и мне захотелось узнать, что именно. Я послал отряд похитить ее и взорвать здание, чтобы замести следы. Мои люди справились великолепно, преследования не должно было быть. И все-таки вы здесь. Меня интересует и то, как вам это удалось. Поэтому рассказывайте, и побыстрей. -- С удовольствием, -- откликнулся я.
Copyright © 2010 sflib.ru