Гарри Гаррисон. Стальная крыса поет блюз
Глава 27
-- А теперь, Флойд, неси его ты, ладно? -- попросил я напарника, вручая ему хронобур. Мы оставили позади последний освещенный туннель и теперь целиком зависели от памятливости ИРИНы. -- Я маленько притомился. -- Не удивляюсь. Но и ты пойми: у меня нервы на пределе. Так выкладываться, а потом не найти еще чуть-чуть силенок, чтобы объяснить, в чем дело -- да что ты, ей-богу? Я же ни черта не соображаю! Помню, как долбанул Смертомат вот из той пушки, что у тебя за поясом -- мне ее Бобик приволок. Потом кидаюсь в дверь, кричу тебе "ложись", собираюсь вырубить Командира и вообще любого, кому захочется неприятностей... -- Я помню то же самое. Бобик тявкнул и свернул из мглистого туннеля в другой, еще более мглистый. Флойд знай себе брюзжал: -- Потом жму на спуск, и вдруг пистолет оказывается у тебя, а рядом стоят какие-то чудища -- не то люди, не то роботы, поди разбери... Таращусь на лабораторию, а там все будто окаменели! Хоть бы шевельнулся кто! Оглядываюсь -- а металлических тварей уж и след простыл. Зато возникло чувство, будто я маленько того... Вот я и прошу: если ты мне друг, расскажи-ка, что произошло. И поскорее. -- Если б я знал! Я видел то же, что и ты. Ума не приложу, как все это... -- Ты должен знать! Ты ведь с ними разговаривал! -- Да ну? Не помню. В башке туман какой-то... -- Джим, со мной этот номер не пройдет. Вспоминай. А почему ты на адмирала орал, а? Насчет яда и другого адмирала? -- Ну, тут как раз все просто. Некие злодеи шантажом заставили меня участвовать в этой операции! Сказали, что я отравлен и через тридцать суток отброшу копыта, если не получу противоядия. И весь этот месяц, пока мы гонялись за находкой, я вспоминал про яд и считал оставшиеся денечки. Он несколько секунд помолчал. -- Ну и скотство! А ты уверен? -- Еще бы! Знаешь, я все-таки здорово вымотался, давай-ка отложим ненадолго этот разговор и сосредоточимся на переставлении ног. Понравилось это Флойду или нет, но он оставил меня в покое. Мне надо было хорошенько пораскинуть мозгами, сочинить убедительную историю -- не только для него, но и для военных. Я спотыкался от изнеможения и радовался, что никто нам не мешает. Хотя как раз на такой случай я держал под рукой пистолет. Когда Бобик включил запорный механизм люка и в проеме показалось голубое небо, я вздохнул с облегчением, возвратил оружие Флойду, а оставшиеся силы употребил на подъем по лестнице. После чего рухнул со стоном на землю и привалился спиной к стволу полпеттона. -- Флойд, пистолет теперь у тебя, -- сказал я, -- так что можешь отдать находку. ИРИНа, как насчет средств передвижения? -- Будет. Как только вы поднялись на поверхность, я сообщила координаты и теперь даю пеленг. Помощь идет. Она не выдавала желаемое за действительное -- в небе появилась черная точка и быстро превратилась в катер со старины "Беспощадного". Он сел с характерным грохотом, заставив землю содрогнуться, и я не удивился, когда из кабины выбрался капитан Тремэрн. -- Поздравляю, Джим. -- Он протянул руку. -- Ты отлично справился. -- Спасибо. -- Я поморщился, растирая кисть, побывавшую у опытного костолома. -- Но не думайте, что это было просто. -- Бог с тобой! Мы же вместе работали, неужели забыл? Ну что, избавить тебя от этой штуковины? -- Нет! -- воскликнул я и перепугался, услышав в своем голосе истерический надрыв начинающего психа. А почему нет? -- Она побудет у меня... до подробного объяснения принципа действия. До собрания. -- До чего? -- До собрания, которое вы устроите в Пентагоне. Я хочу, чтобы на нем присутствовали все Стальные Крысы. Так сказать, последняя встреча. Мадонетта еще не вернулась в свой тюремный офис? -- Собирается. Но не улетит до твоего возвращения. -- Верная боевая подруга! Еще я хочу, чтобы кроме нас присутствовали и новые друзья. -- Друзья? -- недоуменно переспросил Тремэрн. -- Что еще за друзья? -- Во-первых, жирный головорез Свиньяр, король жлобистов.
Copyright © 2010 sflib.ru